Результаты
От редактора Обзоры Рецензии Статьи Cathedral Pages Былое MP3-Архив Фото King Crimson В начало E-mail

ОБЛАЧНЫЙ КРАЙ - интервью Сергея Богаева (1996 год)

"МНЕ НЕ СТЫДНО ПРАКТИЧЕСКИ НИ ЗА ЧТО..."

 

Бор данного интервью был предназначен для подготовки материала к книге "СТО МАГНИТОАЛЬБОМОВ РУССКОГО РОКА", которая планируется к изданию, и нижеследующий разговор с Сергеем Богаевым шел о двух альбомах группы "ОБЛАЧНЫЙ КРАЙ" (ОК): "Великая Гармония" и "Стремя и Люди". Беседа происходила на квартире Сергея в конце февраля 1996 года в присутствии нескольких человек, а именно: П.Дюкова, И.Макарова, Мезенцева А.В. и самого С.Богаева.

НЕВНЯТНОЕ ВСТУПЛЕНИЕ: Ну, хотел.. хотеллл... ххотелось бы... вот почему именно выбрана "Великая Гармония", потому что из тех альбомов, какие писались в Архангельске, лично мне он просто нравится больше, чем все остальные, и там, собственно, побольше музыки, чем во всех остальных; а из таких, которые наиболее раскручены по стране - это, естественно, "Стремя и Люди", тут, собственно, и вопросов...

РЕЗУЛЬТАТЫ: - Давай попытаемся, чтобы ты вспомнил всё, что было как-то связано с этой "Великой Гармонией", как вы её писали, и, если сможешь, вспомнил какое было состояние вообще ОК как группы именно где-то к моменту записи альбома.

Сергей БОГАЕВ: - Ну, это было в том году, 82-м, это был год образования группы. Мы записали три альбома: в начале года в январе "Облачный Край I", потом весной в мае "Сельхоз... этот... рок" ("Облачный Край II"), и в ноябре уже в конце 82-го года вот этот "Великая Гармония". Это был последний альбом в том году.

Р: - А что из себя представлял ОК на тот момент?

СБ: - Да всё то же - три человека: Богаев, Рауткин, Лысковский. Плюс тогда мы ещё познакомились хорошо с Вовой Будником. Голос у него был еще очень хороший, в те времена он крепче спиртного ничего не употреблял. Ну и просто ради интереса, ведь тогда не было задачи какой-то чего-то там распространять куда-то... Сыграть-то мы сыграли музыку, а спеть - решили: давай попросим Вову.

Р: - То есть на всех альбомах тогда пел Будник...

СБ: - Нет, почему... Пел то Рауткин. А вот именно в этом альбоме.., мы как раз закорешились с Вовой, и чтоб, так сказать, его голос не пропал для истории, решили записать вокал в его исполнении.

Р: - Понятно. То есть, вообще говоря, я не хочу отклоняться в стороны, типа как вы там писали песни, и т.д. и т.д... Но скорее всего, как мне кажется, идея-то была именно как-бы создать собственно какую-то фонограмму, а не программу для концертных выступлений.

СБ: - Нет. Тогда и не было никаких возможностей выступлений-то или концертов. Тогда все шло... выступления - через Отдел Культуры. Хоть какое-то, перед десятью человеками... Поэтому, кто бы нам разрешил выступать с такими текстами. Вот мы всё просто записывали, как говорится, “дорвались до магнитофона”, ну и до возможности записаться. Запись первых двух альбомов в январе и мае показала, что получается в общем-то. Почему и решили записать еще - и записали.

Р: - Ясно. А, собственно, как рождалась сама идея этого альбома "Великая Гармония"?

СБ: - Да как..? Не знаю. Собственно, в каком смысле... сама идея?..

Р: - Ну, в смысле... Он все-таки этот альбом отличается от первого и от второго, правильно?

СБ: - Играть получше научились за год-то. Лажи как в первом альбоме, где там по ходу песни темп меняется несколько раз - то быстрее, то медленнее, то вообще там... В этом альбоме уже такого нет. Вот просто записали музыку уже по уровню, более так... отличающуюся по своему исполнению нежели первые альбомы... Вот и вся идея; потом думали кому спеть... а тут вот Вова нарисовался, бодрый и веселый. Предложили: "Вова, споешь?", - "А почему бы и нет?"...

Р: - То есть как бы получается, что альбом родился просто от того, что родились какие-то музыкальные идеи, какая-то музыка, потом появились тексты, и потом все это записывалось?

СБ: - Ну, у нас всегда так и получалось. Всю жизнь так и есть: сперва записывается музыка, а потом уже к ней тексты подобающие. И всё.

Р: - Ну.., и... как...э-э-э... реализовался вообще альбом? Что задумывалось, и то, что получилось в конце... какое соответствие?

СБ: - Да в общем-то что замышлялось, то и получилось. Тогда в общем-то записывались-то практически для себя, ну, для друзей еще, знакомым там дать послушать. В общем, понравилось и самим, и знакомым.

Р: - Хорошо, а какой был вклад каждого из участников записи в конечный результат?

СБ: - Ну.. Вклад...Как говорится каждый - в полной мере. Ну вот мы втроем, я вот, Рауткин и Лысковский, мы всю музыку делали. Рауткин тогда барабанил, потому что не было у нас отдельного барабанщика, то есть барабаны он сыграл. Все клавиши Лысковский сыграл, ну а я - все гитары, бас и прочие там... Ну, а Вова Будник... Его вклад - его замечательный голос...в те времена. Он тогда собирался свой альбом писать, "СВЯТОЙ ЛУИЗЫ", но он все приходил к нам в студию, то один придет, ну, то есть в основном он приходил один, а целиком они никак собраться не могли, ну, и мы подумали, раз он все равно здесь торчит в студии - чё он зря пропадает без дела... Ну вот, попробовали одну песню. Спел? - Нормально... давай вторую, третью, четвертую, потом пятую, вот так весь альбом и спел.

Р: - Хорошо...а... постарайся сейчас вспомнить все технические нюансы записи, т.е. какой был аппарат, как писалось: на какую пленку, каким образом, т.е. вообще как происходил сам процесс записи и вот именно все его технические такие детали.

СБ: - Ну, сейчас, конечно, по нынешним временам, это просто смешно. Вообще удивительно, что еще что-то получилось. Ну, писали мы тогда,..у нас даже не было микшерского пульта. Сам этот факт уже говорит... Помню когда Тропилло первый раз услышал тогда же в 82-м году, он был просто поражен тем, что... невозможно так записать. Я говорю: "Как это невозможно? ...Слышишь..?" - "Слышу." То есть, было два магнитофона бытовых, обычная лента магазинская, "Свема", "Тасма", ... что продавалась тогда. То есть все запишешь... Допустим, играю я гитару, Рауткин барабану...барабаны, Лысковский клавиши, втроем. Сыграли песню, на один магнитофон записали, потом пишешь-переписывешь это на второй магнитофон и одновременно на это уже играешь бас гитару, потом еще раз скидываешь на другой магнитофон, накладываешь еще соло-гитару и еще там что-нибудь, клавиши, например. Потом ЕЩЁ раз переписываешь на другой магнитофон, вокал пишешь... И так туда-сюда переписываешь, каждый раз прибавляется шумов, шипения и всего прочего. По тем временам это довольно-таки звучало...как ни странно. Вот...

Р: - И сколько таких перезаписей "туда-сюда" было примерно?

СБ: - Вот можно посчитать. Первый раз пишешь три инструмента, второй раз пишешь - это бас гитару - уже две записи, третий раз пишешь соло гитару - это уже три записи, ну и потом там вокал или два вокала... Ну, пять где-то в среднем.

Р: - Где это конкретно всё писалось? Адрес, место так сказать, время... по ночам-там (при полной луне) или в нормальное рабочее время, и вообще..?

СБ: - Писалось это всё...это тогда он назывался Дом культуры завода "Красная Кузница". Вот я работал тогда на "Красной Кузнице" электриком. Как у нормального завода у всякого у него был свой дом культуры. Вот там мы и обитали. Писали по выходным. В свободное от работы время. Я работал тогда, а ребята еще учились в школе там... В институт, по моему, Рауткин поступил на первый курс. Так, в основном по выходным да после работы.

Р: - То есть никаких специальных времени суток, полнолуний там вы не выбирали... просто в свободное время и писали.

СБ: - Ну, единственное, чтобы там в это время не было никаких других мероприятий, чтоб мы не мешали, и нам не мешали. Вот и всё.

Р: - А никаких этих самых э-э... интересных таких моментов, которые бы можно было упомянуть в книге, не происходило во время записи?... там каких-нибудь разных случаев? Что, допустим, помогло записи или помешало? Бывают же всякие там разности?

СБ: - Не, ну как.. Моменты..? Тогда никто не задавался целью запомнить что-то. Если бы, как говорится, знать тогда, что понадобится... Ну был один момент, который сейчас нам кажется просто диким. Сейчас мы порой собираемся и вспоминаем его со смехом. Это был 82-й год... Сидим мы, значит, в процессе записи, пишем... Писали - писали, проголодались. Ну, как самого младшего, мы нашего Колю Лысковского, клавишника, посылаем в буфет: "Пойди, купи чего-нибудь перекусить и попить." Он уходит. Приходит. Приносит там пирожки всякие, булочки, кексы... А попить - ничего. Мы: "Коля, так в чем дело-то? Попить-то почему не принес ничего?" А он нам: "А там только пиво..." То есть, сейчас это, конечно, дико кажется... Ну, и мы: "Тьфу... пиво это дурацкое. Нет чтобы сочок какой, лимонадик..." Так это в натуре и было, в 82-м году была такая трезвая группа ОК... А там только пиво... Так и жевали кексы всухую.

Р: - А вам сколько лет тогда было?

СБ: - Мне - 20. Ну а этим, соответственно: Рауткин на три года младше, ему - 17, а Лысковскому - 16.

(Реплика И.М.): Этим была развенчан миф о пьяной основе Архангельского рока...Ха-ха..

Р:- Да-да.. То есть все писалось очень хорошо. А вот понятно, значит: песни записывались и как в конечном итоге монтировался альбом, т.е. я имею в виду почему, допустим, "Рубим уголь для народа" была в начале, а остальные песни какие-то в конце? Или это было просто они так писались, или это значит как-то ты потом хитро расположил всё?

СБ: - Можно еще вспомнить историю, откуда взялся текст-то замечательной этой песни. Меня тогда, помню, вдохновил на это плакат, который был огромный, там с трехэтажный дом, перед мостом Кузнечевским стоял, и я каждый день, возвращаясь с работы, (когда едешь в Соломбалу, он стоит обратной стороной, а из Соломбалы, с завода домой,...), и вот там гигантский плакат - сварщик такой нарисован, вот, и надпись над ним: "Звезды мира, звезды пятилеток, зажигает наш рабочий класс..." Но это-то ладно, но у сварщика было две правых руки. Это никто не замечал, я заметил, вот мне делать было нефиг, я смотрел на этот плакат, и чё-то мне казалось в нем не то. Ну, он же здоровый такой... Смотрю - ну, всё правильно, но чего-то не то. А потом смотрю - ё-ёлки-моталки... Художник, мастер какой-то там, нарисовал у человека две правых руки. И тут.., в общем мне это так понравилось, он даже сфотографирован и на обложке был, этот плакат. Он стоял.., долго стоял.., потом его убрали. Ну, вот это вот вдохновило, так сказать...

Вот сама песня "Великая гармония"... Ну как можно было в те годы не написать такую песню? Так хорошо жили-то, замечательно... 82-й год, всё было клёво. Всё гармонировало между собой. Хотя, честно скажу - я этот альбом вообще не помню. И не считаю за альбом, потому что, во-первых, поет не наш вокалист... Да я его и забыл-то... Я его слушал последний раз лет восемь назад.

Р: - Кстати, встречный вопрос. Есть ли, сохранилась ли сама первоначальная запись, и как её судьба вообще сложилась? И вот вы тогда записались и дальше что?

СБ: - А вот, дальше то, что я её потерял. И не помню где, самое главное... Так что, если сейчас послушать взять, то даже не знаю где и взять.

Р: - А ты не помнишь какие там вообще... последовательность песен, потому что в принципе ведь в книгу нужно будет привести там как песни называются там... все дела... Какая-нибудь обложка хоть осталась?

СБ: - Я примерно помню последовательность, названия помню...вот... Как начинается помню, там... куранты бьют... это полночь на Кремлевской, песню "Малиновки заслыша голосок" доносится там, специально сделано так, как-будто радио на столбе орёт... вот... Ну, и... Ну, названия я, короче, помню песен, а в каком порядке так сейчас точно и не вспомнить.

Р: - Ну, эт надо будет вспомнить, потому шо у меня дома запись есть, то есть в принципе её можно проиграть просто будет, шоб ты названия... А вот у меня была мысль взять её с собой, и тут же на месте всё обсудить, как всё писалось... Ну... Вот кстати, о "малиновки там заслыша голосок"... Там Антонова ешё чё-то слышно. Как это всё делалось, вот сам..?

СБ: - Нет, Антонова замечательная песня использована уже в альбоме следующем "Х..я самодеятельность", там, где как раз первый раз прозвучала "Русская народная". Вот тот альбом, я считаю, действительно - ОК. Там всего пять песен, в 83-м, но они все так сделаны - без остановки. "ПИНК ФЛОЙД" я тогда послушал и мне понравилось.., идёт (WISH YOU WERE HERE слушал)... ну в общем сделано там точно так же: между песнями там никакой тишины нету, всё переходит из одного звука в другой, то есть это уже было интересно. А "Великая Гармония" - это так, записали просто..., делать было нечего, никто не подгонял, времени было дофига, сиди себе пиши...

Р: - А-ыы... "Х..я самодеятельность"...- он так такой короткий и есть, где-то на 30 минут?

СБ: - Да, ну там пять песен. Три на первой стороне, там последняя вот, третья, "Русская Народная", и две - на второй. Но тот уже по музыке и по всему уже сделан действительно... шаг так сказать... отличался резко от 82-го года, от этих альбомов.

Р: - А когда вот вы всё это записывали, как-то там располагали песни по порядку и так далее и так далее, кто-то рисовал обложку, то есть всё это замысливалось как какой-то конечный вполне продукт или просто вот писали музыку и всё?

СБ: - Не... ну обложку я тогда ещё сам делал, ну то есть тогда ещё никого знакомых не было... Вернее, я тогда уже познакомился с Булыгиным, который впоследствии нарисовал "Стремя и Люди", а в 82-м году он еще ничего не рисовал. Сами делали.

Р: - Ну, то есть я имею в виду, тогда конечный продукт, вот запись закончена альбома, вещи все сведены, так сказать по порядку расположены... Это всё именно тогда и оформлялось в какую-то коробочку, т.е. рисовались эти самые картинки и так далее, да?

СБ: - Да. Помню, я тогда тут сам занимался - фотографированием, ну сам фотографировал, печатал, и вот - налепишь черно-белых фотографий с обложкой, налепишь на коробки из-под бобин... Вот так подаришь одному, другому, третьему... В общем так всё и было.

Р: - А сохранились эти коробочки-то где-нибудь?

СБ: - У меня дак нет. Где-то... А... У Супалова Сергея лежат все... он сам, молодец, сфотографировал, как он мне сказал, все... эти... негативы у него все и обложки есть. У меня дак нет, у кого-то есть.

Р: - Надо будет с Сергеем связаться, чтобы в общем-то хотя бы оригиналы обложек... Ладно там "Стремя и Люди", понятно, это сейчас всё есть, а вот на ранние альбомы - было бы очень хорошо всё это...

СБ: - Первая наша обложка, которая конкретно уже была обложка альбома - это вот 83-й год. Вот она, обложка, Булыгин нарисовал (указывает на макет обложки, стоящий на серванте). Вон стоит....(не слышно на ленте, видимо описывает картинку).

Р: - Это чё это за альбом, как зовут?

СБ: - "Х..я самодеятельность". Там песня есть "Пень" называется, про бюрократа, вот это вот, то что Лёша нарисовал. Ну, тогда тоже не придавали этому значения. Я порой разным людям, ну, знакомым, разное оформление давал делать на один и тот же альбом. А конкретно уже обложка, то которое постоянно, это получилось уже в последнем нашем альбоме в 84-м году, перед тем как нас выгнали из ДК - это "Вершина Идиотизма". Там уже обложка такая, капитальная, и всё прочее...

Р: - А "Ублюжья Доля"?

СБ: - "Ублюжья Доля" - это уже Питерский альбом. Вот когда нас выгнали в январе 84-го, деваться стало некуда, всем перекрыли тут уже... кислород.., "замечательные" наши организации, в борьбе против шпионов (???), ну и тут в Архангельске ловить стало нечего. Куда ни придешь - уже все были предупреждены. Ну и пришлось вот в Питер ехать, там уже "Ублюжью Долю" и записали.

Р: - А кто исполнил обложку? Помните, там такой разухабистый парень с гармошкой в стоге сена?...

СБ: - Булыгин. Я тогда узнал, что он рисует хорошо и дал ему послушать запись. Он послушал и нарисовал.

...(Что-то говорит А.Мезенцев, но ничего не слышно. Далеко он был от микрофона)...

Р: - Сергей, а вообще я хотел спросить. Когда ты записывал альбом, то ты записывал конкретный определенный такой звук гитары, который сейчас, в общем-то, легко очень узнать. Как вот ты добивался того звучания, какое у тебя осуществилось на этих альбомах? То есть это ведь не просто так: взяли, раз-два- три и записались. Там есть КОНКРЕТНЫЙ звук. Как ты его делал? Сам ты его делал, или кто-то помогал?

СБ: - Ну, это я делал всё сам, в чём, собственно, весь кайф-то. Гитара была "Урал", обычный "Урал" за 200 рублей, а примочка - это моя собственная разработка. Я её спаял еще в 80-м году, ну и так всё усовершенствовал, усовершенствовал...пока не пришел к тому звуку, который вот получился. Больше я её уже не стал потом дорабатывать. По тем временам.., еще помню, когда мы познакомились с Тропилло и с группой АКВАРИУМ, в их первый или второй приезд это было, январь 82-го года.., когда они послушали альбом "ОК I", они сидели на квартире на ул.К.Маркса и послали за мной все - что "не может быть, чтобы ЭТО в Архангельске было записано..." А владелец-хозяин этой квартиры: "Да может, сейчас я могу вам его привести..." И, значит, привел меня туда, меня обступили все, и Тропилло как звукооператор, ему же это тоже было.., и Ляпин как гитарист, и Губерман, барабанщик,: "А как это записано?". Я стал рассказывать. Говорят: "Не может быть." Ляпин (у него тогда был FENDER, гитара): "Какой "Урал"?! Ты чё, с ума сошел? Как на "Урале" такой звук? Ты чё мне говоришь-то!?" - "Пойдем, я тебе покажу. Этот "Урал" стоит у меня дома." А когда я показал эту примочку свою (она у меня была в коробке такой фанерной, слеплена)... Ну, в общем это произвело на них впечатление... Потом я кое-что сыграл им, а они еще говорят: "Ну, а ты...чё... правда?" Ну, я смотрю - не верят люди. Показал, вот так... Губерман Женька спросил: "А как барабаны записывал?" Ну, я ему сказал. "А какие микрофоны?" Я говорю: "ДМД-80" (такие серенькие). Ну, там уж... Тропилло тоже: "А это как, а это..?" Потом Тропилло изрёк какую-то умную фразу по поводу звука. "А, - говорит, - Ясно. Над тобой звезда..." Я тогда ни черта не понял, какая звезда. Чего...

Р: - А, э-э-э, эти самые, микрофоны... Я имею в виду звук с барабанов писался напрямую через микрофоны без всякой обработки?

СБ: - А тогда я слова такого не знал "обработка". Не было ничего. Ну, я мудрил, конечно, как из поставить, на каком расстоянии, в каком углу там. Это конечно было, занимало немало времени, именно в поисках. Собственно, звук то и достигался, например, барабанов, тем, как поставить микрофоны, потому что больше ничего не было. То, что есть сейчас для обработки звука, тогда и понятия об этом не имел.

Р: - А ревербератор какой был?

СБ: - Был "ЭХО", советский ревербератор... жутко шумящий. Кольцо ленты туда вставляешь магнитной... Вот и всё, что было, собственно.

Р: - То есть всё вот это всё, техническая вся сторона дела, вся премудрость, она создавалась совершенно самостоятельно без оглядки на кого-либо, и, ну, практически самостоятельно, я имею в виду без какой-то литературы... Изобреталось всё самостоятельно, да?

СБ: - Не, ну у меня был, как говорится, звук, к которому я стремился. Я тогда любил и слушал DEEP PURPLE, RAINBOW, QUEEN... Вот, думал, надо же, как это такой звук-то получается? Я ж не знал, что они использовали. Я-то думал, не всё-ли равно, берешь гитару, магнитофон, включаешь, играешь и достигаешь такой звук. Так, собственно, и пытались максимально добиваться... А как это достигалось, спросить то было не у кого в те то времена. А уж тем более литературы, её вообще никакой не было. Как говорится - наощупь. Ну, я тогда...мы в студии своей сидели сутками, ночами.., пленки извели - километры.

Р: - А какое влияние конкретно оказали по музыке все вышеперечисленные западные исполнители?

СБ: - Да самое прямое. Я больше тогда...мы, вернее, больше тогда ничего и не слушали.

Р: - Вообще ничего?

СБ: - Ну, советскую музыку..? Тогда же уже были "Машина Времени", "Високосное Лето", нам там жутко не нравился звук. Просто когда ставишь, допустим... Ну, тогда у меня уже была коллекция пластинок DEEP PURPLE, RAINBOW, BLACK SABBATH... Просто принесу запись "Машины Времени", потом поставлю пластинку. Слышно - ну, небо и земля. Поэтому русскоязычного вообще тогда ничего не слушали.

Р: - А каким образом ты можешь объяснить то, что в музыке ОК, собственно, вот так слышится какой-то такое русское начало и, конкретно, северное, а не московское, допустим? Вот это-то откуда появилось?

СБ: - Я, честно говоря, северного ничего тут не наблюдал. Русское - да, ну, в общем-то это и понятно. Все, кто принимает участие в записи - все русские люди в общем-то. И по паспорту, и вообще, по природе тоже. А конкретно северное - не замечал ничего.

Р: - У вас не было попыток подражать кому-то из западных команд, тем же DEEP PURPLE или RAINBOW? Или вы все-таки пытались быть похожими на кого-нибудь? И второй вопрос - поскольку твой основной иструмент - это гитара, был ли какой-то кумир, или там человек-гитарист, на которого ты хотел быть похожим?

СБ: - Это понятно. Там же слышно, по-моему... Он для меня и сейчас, как был, так и остался, - Блэкмор, гитарист любимый. А попытки подражать - нет, хотелось просто звук достичь такой. Не то, что подражать вообще, ноту в ноту, а хотелось достичь именно такого звучания. Ну, и, естественно, чтобы мелодии все были свои.

(Здесь слышно как было отпито ещё пива...)

Р: - Да-а, очень хорошо. Я думаю, что по "Великой гармонии" мы, в принципе, достаточно поговорили. Вот последний вопрос, связанный с этим альбомом. Вообще, как сложилась его судьба дальнейшая? Вот записали, приклеили обложку, раздали...и дальше что?

СБ: - Ну и всё, и забыли. Потому что уже подучились ещё играть немножко получше, и пришла уже идея записать альбом совсем другой, который записали - всего лишь единственный альбом в году. Это 83-й год, "Х..я самодеятельность", собственно с которого всё и началось. Уже посерьезней, уже заинтересовались нами всякие органы и соответствующие инстанции. Да и сами уже заметили разницу между первым и вот 83-м годом.

Р: - Если посмотреть на все записанные вами альбомы, в каком из альбомов наиболее присутствует великая гармония ОК?

СБ: - Ну, я не знаю. Один-то конкретно выделить нельзя. Это именно не великая гармония, а... я могу сказать, что мне, допустим, лично нравится. Вот, в частности, "Х..я самодеятельность" мне нравится, потому что тогда это самим было интересно, и альбом неожиданный получился по звуку и по всему, было богатство всяких маленьких нюансов, оттенков. А вообще, по мощности звука...

(Здесь пленка - 1-я сторона 1-й кассеты - внезапно закончилась...)

...Вообще, по звучанию самый лучший альбом - последний, записанный в ДК Красная Кузница, это - "Вершина идиотизма", и, я бы даже больше сказал, некоторые песни из этого альбома мы сейчас хотим переиграть и записать как мы сейчас можем это сделать, с таким звуком и с таким качеством, просто там есть несколько песен, которые даже никто и не слышал. Плюс к тому же, что я даже потерял сам оригинал, но я их помню. Но там звук был достигнут, какого уже никогда не удавалось достичь, потому что тогда начался ремонт в ДК Красной Кузнице, всё прекратили, всех выгнали, и мы уже писались на сцене в пустом зале, т.е. там вся акустика использована, естественно... Вот, самый лучший. И вообще не пойму, чего "Великая гармония" так заинтересовала.

Р: - Ну, не знаю. Нравится.

СБ: - Может быть.

Р: - Так, ну, давай сейчас тогда поговорим о ленинградском периоде, т.е. о том, как вы писали "Стремя и Люди". Вообще, как вы попали туда в Питер... Ты уже немного тут говорил о том, как вы туда попали... Как складывалась сама идея записи этого альбома, после "Ублюжьей доли"? Была все-таки сначала "Ублюжья доля", потом вы пошли дальше куда-то, и как это всё получалось?

СБ: - Ну, этот альбом уже вообще... один из самых любимых моих, и вообще интересно очень он был записан. Тогда уже Олег Рауткин нас покинул и уехал на Украину, навсегда жить. И мы остались тут вдвоем с клавишником, с Лысковским. Ну, связь то поддерживали с Рауткиным, приезжал иногда в гости, письма писали. Ну, вот, наступил 85-й год. У меня уже было придумано несколько песен, где-то пол-альбома, новых совсем. Позвонил я в Питер Тропилле, говорю: "Так и так... Есть тут идеи. Неплохо бы записать, если можно." Он сказал: "Приезжайте.". Это было лето. Ну, мы приехали вдвоем с Лысковским, потому что все равно музыку всегда пишем вперед. Приехали, барабанщика нет, никого нет, весь альбом мы с ним записали под метроном. Была совершенно дурацкая картина, записаны все инструменты, кроме барабанов, вся музыка звучит, но барабанов нету (потому что барабанщика нет). Но метроном на отдельном канале, на 8-м, был записан, тогда у Тропилло был восьмиканальный AMPEX (???). Ну, и потом тут откуда ни возьмись появился Губерман Женька, он тогда с кем только ни играл, и с АКВАРИУМОМ, и всякий джаз, ну и в общем каким-то ветром его в студию занесло в Дом пионеров к Тропилло. Тропилло и говорит: "Во, смотрите, вот и барабанщик нарисовался." Дали ему послушать эту фонограмму без барабанов. Он послушал - ну, метроном, всё звучит (мы ж играли с метрономом, всё ровно), он говорит: "Давайте попробуем". Взял всё и сыграл. Никому и в голову сейчас не придет, что барабаны записаны в последнюю очередь. Ну, музыка записана, а Рауткин... У него тогда появилась характерная черта - пропадать. Он тогда поступил в Харьковский институт физкультуры, и в общем то на месяц пропадал, то на два, то на три. А тогда он вообще куда-то сгинул, в стройотряд какой-то уехал, где-то в Сибири там потерялся, отстал от стройотряда. Стройотряд вернулся на Украину, а его забыли там, в Красноярске в каком-то там. Ну, сидим мы, музыка записана, всё сыграно, петь некому... И вдруг, звонят туда в Дом пионеров из Архангельска соседи, говорят: "Тут с Украины звонил ваш Олег. Спрашивает где вы." Мы какими-то путями, неизвестно в общем, через соседей, через всяких лиц тут третьих, как-то мы его вычислили и передали весть, что мы находимся в Петербурге, ой, вернее в Ленинграде, и ждем его; что надо записать альбом, что он уже записан, только надо спеть, без всякой надежды, на то, что он приедет. Ну, и вдруг, в один прекрасный день, это уже лето 85-го года кончалось, появляется Рауткин. Он как всегда у нас - тексты видит в самый последний момент, т.е. песен он не знает практически никогда. Он приходит на запись, я ему даю листочек с текстами, ставлю музыку и всё. Остальное, как говорится, это его дело. Ну, так и тут вышло. Он приехал, музыку ему поставили, дал я ему листочки с текстами, прикрепил к стойке микрофонной, так всё и записали.

Р: - А сколько по времени заняла запись альбома?

СБ: - Если чистого времени, потому что там же были перерывы: день пишешь, два - дурака валяешь... так-то где-то всё лето, даже осень зацепили, учитывая, что были перерывы до двух недель. Ну, это ж был Дом пионеров, никаких студий официальных не было... Вот, кстати, тогда уже появились первые записи ночные, т.е. Тропилло выключал свет, сдавал под сигнализацию весь этаж, потому что рядом была оружейная комната с мелкокалиберным винтовками. Вот мы там пишем альбом, но не дай Бог затронуть там дверь или стену, или подоконник там, потому что зазвенит - приедут, всех повяжут. И уже ничего не докажешь. Но вот, в общем, обошлось. И вот тогда, одновременно, Кинчев записывал свой первый альбом, тогда мы и познакомились, и практически, мы спим там на полу на матрацах, АЛИСА пишется, потом они срубаются - мы встаем и пишемся. Так и шло по очереди. Ну, это уже, так скажем, первый настоящий альбом, т.е. профессиональный, и по звучанию и по качеству игры.

Р: - Ну, а песни все писались до этого в Архангельске, вот сами музыкальные идеи, тексты и так далее... Или это всё как-то сложилось как-то в процессе записи?

СБ: - У меня всю жизнь всё получается в процессе записи. Ну, может быть какая-то основа придумывается там, сидя дома, но конкретно уже завершающий этап и конечный результат появляется в процессе записи, когда приходит понимание того, что "во, вот так вот и надо, и дальше продолжать уже ничего не надо усовершенствовать". Даже тексты в этом альбоме, например, две последних песни: "Мать порядка" и "Стремя и люди", на самом деле их тесты были наоборот, т.е. на музыку, которая звучит в песне "Мать порядка" был текст "Стремя и люди", и соответственно на музыку "Стремя и люди" был текст "Мать порядка". А потом, когда начали петь, смотрим - не подходит, не влезает, взяли - поменяли. Всё, получилось как надо, как по маслу.

Р: - А что было перенесено из архангельской технической стороны в Ленинград в Тропилловскую студию, т.е. какие технические приемы записи, которые вы использовали в Архангельске, вы использовали и в Питере?

СБ: - Ну, дак тут уже... нет... это не сравнимо, потому что в Архангельске был метод перезаписи с магнитофона на магнитофон по нескольку раз, а в Питере был уже "многоканалка". Это совсем в корне меняет всё. Единственно, что просто опять звук сидел делал я, как обычно. Когда в процессе записи я научился пользоваться всей этой техникой, тогда новой для меня... Ну, нас Тропилло запирал там в студии, чтобы мы не лазали по Дому пионеров, и уходил, а мы сидели и писали. Ну, и плюс я привез с собой эту свою замечательную примочку гитарную.

Р: - Насколько было участие Тропилло в записи этого альбома, или он практически не присутствовал при записи?

СБ: Не, ну как. Он присутствовал, ведь я то тогда впервые столкнулся с такой техникой, и, естественно, понятия не имел, что там нажимать. И до тех пор, пока Тропилло не увидел, что мы научились сами этим пользоваться, он там был неотступно.

Р: - А на каких композициях это заметно? То есть, какие писал Тропилло, а какие уже самостоятельно рождались?

СБ: - Не, ну, практически писал-то.., сейчас я даже и не вспомню, трудно сказать, что писал Тропилло. Все писал он, по крайней мере присутствовал. Может занимался чем-то другим, а когда я что-то не мог понять или сделать, я уже обращался к нему: "Как это сделать, а как то..?" Его влияние тут, конечно, просто огромно. Без него, естественно, ничего этого бы не было. Ну, и самое главное то, что у него есть черта - он никогда никуда не вмешивался со своими советами. Он - единственный человек, который никогда ничего не советовал. Ну, может он увидел, что тут бесполезно что-либо советовать... Потому что все-равно мы, собственно, никогда и не слушали ничьих пожеланий по части это сыграть, а это не сыграть, тут что-то не так сделать, изменить... Просто он это пускал всё на самотек, как получится. И хорошо, что так.

Р: - И дальнейшая судьба вот этого альбома уже, в общем-то, видимо, известна. Тропилло записал, и он же занимался распространением, или занимались распространением уже вы?

СБ: - Да не, он то с какой стати? Ему было не до того. Тогда ж это как-раз 85-й год был, вот собственно, и началось всё в Питере, и завертелось тогда. Это ж год был, когда вышли первые альбомы, появилась АЛИСА, СТРАННЫЕ ИГРЫ, КИНО там, АКВАРИУМ, ЗООПАРК, и всё это Тропилло писал буквально всё подряд, одно за одним. Так что заниматься распространением.., просто было не до того. Ну, так же было - переписал себе, переписал знакомым... Ни о каком выходе пластинок тогда и речи быть не могло, в 85-м году...

Р: - Ну, а тем не менее оригинал записи, сама матрица, находилась у него.

СБ: - Ну да, так это его собственность. Записано в его студии, на его аппаратуре, на его ленте. Так это всё у него и находится до сих пор.

Р: - А не можешь ли ты рассказать вот... сейчас судьба, т.е. готовится к выходу компакт диск. Как вот с этим всё получается? Или ты пока не хочешь это делать?

СБ: - Тут, собственно чё... Просто так, я время от времени Тропилле задавал вопрос: "Как, мол, сколько раз уже была возможность у него издать это всё..?" И он всё говорил: "Да, да, да... Издам, издам..", и всё как-то руки у него не доходили. Ну, в конце концов, он мне сказал: "Если ты сможешь сам издать", - это было в прошлом году, в августе, - "то я не буду против." И тут, как раз, в те же дни поступило предложение от Кузнецова, на предмет издать все альбомы, в том числе "Стремя и Люди". Ну и всё.

Р: - А все альбомы - это какие имеются в виду?

СБ: - А это, начиная с 82-го с "Сельхоз рок" ("ОК II"), потом "Ублюжья доля", "Стремя и Люди", потом 91-й год (это записанный единственный альбом в Москве) на Петростудии, как раз накануне путча августовского, это последний альбом с нашим басистом с Лукиным Андреем, ну и плюс издать новый альбом, который мы сейчас в 96-м тоже записываем.

Р: - Т.е. "Великая гармония" отсюда выпадает, по причине отсутствия оригинала...

СБ: - Да, её и взять-то неоткуда... Может быть я найду этот оригинал, не припомню, что я его кому-либо давал... Даже если и найду, то качество там уже ТАКОЕ... Ну, это записано на бытовой пленке, столько лет назад, т.е. там вряд ли можно что-то восстановить, да и самое главное, не найти-то её...

Р: - А сыграть заново?

СБ: - Это когда уж совсем ничего нового в голову не будет приходить... Пока с этим проблем нет. Вот, сейчас новый альбом, там 26 песен, еще придется лишние выкидывать, потому что получилось на 80 с чем-то минут музыки, а на компакт диск влезает 70... Поэтому переигрывать старое что-то, если новое еще есть... причем, новый альбом - это вообще саунд ТАКОЙ (???). После него что-то играть из "Великой Гармонии" вряд ли что хочется...

( опять что-то говорит А. Мезенцев, и опять его не слышно... Видимо не стал он ближе к микрофону)...

... Я могу сказать, что в конце записи альбома "Великая гармония", и даже на одной из бобин есть фотография. Там уже этап в жизни группы произошел, там стоим я, Рауткин и Будник, и наливаем "Агдам" себе по стакану..,

РЕПЛИКА А. Мезенцева: - Вот она и есть - великая гармония...

... во-о-т, то есть это был уже конец записи, уже последний день. Вова пришел, Будник, и принес бутылки три "Агдама". И вот, там как раз на обложке "Великой гармонии" стоят три мужика, наливают себе "Агдам" в граненые стаканы, и надпись "Великая гармония". Это была, так сказать, уже завершающая стадия.

АМ: - Когда вы уже четко шли к тому, что называется соблюдением дискографии, всё по полочкам, или как-то ещё...

СБ: - Да с чего, нет. Тогда это просто, понимаешь, не казалось нужным, необходимым.

АМ: - (что-то непонятное сказано здесь)

СБ: - Да никто это трудом не считал. Это было удовольствие просто.

АМ: - Удовольствие удовольствием, а всё равно видно. Вот в том и разница, что или вы записываете песни подряд, или вы уже эти песни - в альбом. Вот 10 песен - это этот альбом, а следующие 8 - это уже вот этот альбом... Вот это вот интересно просто.

СБ: - Не, дак это уже стало заметно, вот, например, взять "Облачный Край I" - там просто хаотичный набор песен, потому что это первый альбом, первые песни, которые тогда были сочинены и записаны. А второй альбом, "Облачный Край II", или как он теперь называется - "Сельхоз Рок", с него уже впервые пошел подход тематический. То есть там весь альбом, практически, такой - с деревенским уклоном.

Р: - Это там песня про этих, божьих коровок?

СБ: - Там, "Сажай корнеплоды, выращивай лук" песня, "Песня молодого агронома", за которую КэГэБэшники меня прихватили. Я был потрясен их трактовкой текста. Там сюжет такой: парень окончил сельхозинститут, окончил, получил диплом, его распределили в деревню... Ну, коню понятно... И вот он приехал в деревню. Лето. Снял ботинки и пошел босиком. Идет и поет: "...дыхание земли всецело ощущаю я пятками босыми." Ну, понятно. А этот-то, майор КэГэБэшный меня спрашивает: "Это что, как понимать то?" Я говорю: "Чего как понимать-то?" - "Ну, как понимать фразу ...дыхание земли всецело ощущаю я пятками босыми ? Вы что, хотите сказать, что у нас настолько нищая страна, что народ вынужден ходить босиком?"... Я был поражен просто такому повороту мыслей, что... мне б такое в голову не пришло! Я говорю: "Да нет. Просто идёт. Вы чё, не ходили летом босиком в деревне?" Он наверно не ходил.

Р: - Считается, что для Архангельска и вообще для России ОК - группа легендарная. Соответственно, много легенд ходило как и о всей группе, так и об отдельных её личностях-музыкантах. Правда ли то, например, что однажды, идя по проспекту П. Виноградова (ныне Троицкому), Сергей Богаев надел шубу наизнанку, за что его арестовали и, естественно, уволокли в наше совдеповское гестапо под названием КГБ?

СБ: - Нет, это небольшая путаница. Это как раз.., об этом поётся в песне "Сажай корнеплоды, выращивай лук", и там поёт как раз сам, кто это произвёл... такое событие... - Вова Будник. Это его забрали с его басистом Андреем Ильичевым в магазине "Сполохи", когда они вывернули наизнанку тулупы, зашли туда... Ну, естественно, в 82-м году это произвело большое впечатление. И я когда об этом узнал, я долго смеялся, и текст-то у меня и родился. Вова Будник его и поёт:

"На большой скале, к реке склонившейся,
В старой башне полуразвалившейся
Жил философ-созерцатель..."

Это я про Вову сочинял, а он потом это спел...

"...В сюртуке наружу мехом,
В колпаке из розовой фольги..."

То есть это не с нами произошло. Это вот с группой "СВЯТАЯ ЛУИЗА". Они тогда так чё-то вышли смело довольно-таки. Ну, надо ж такой наглости набраться: выйти и наизнанку тулупы вывернуть, то есть этот факт имел место не с нами. Но это произвело на нас впечатление, откуда текст такой и родился. А я Вове потом сказал: "Вова, это про тебя текст-то. Может сам и споёшь?" И тогда он единственную песню и спел сам на этом альбоме.

Р: - А вообще вот так вот, если оглянуться назад, гм.., на то , что сделано, как вот ты ко всему этому относишься?

СБ: - Хорошо отношусь!

Р: - Ну, это понятно. Я имею в виду, что-а-а...

СБ: - Не то, что понятно... Я к тому, что я это уже говорил как-то в интервью. Мне не стыдно, практически, ни за что. Ну, может единственное, что я некоторые песни не стал бы вставлять: в каждом альбоме найдется пара-тройка песен, которые можно было бы оттуда и убрать. Но так как это в своё время не убрано, то оно там и осталось. Пусть там и будет.

Р: - А какие-нибудь цитаты прямые?

СБ: - В смысле - цитаты?..

Р: - Ну, в смысле музыкальные какие-нибудь куски, явно задействованные... Вот сейчас ты можешь обнаружить в альбомах?

СБ: - Взятые у кого-то?

Р: - Да.

СБ: - Да в общем-то я такого не слышал, что бы даже кто-то и говорил-то. Ну, говорят, что вот там заметно влияние такой-то группы, такой-то, такой-то, но всё западных. Ну, дак влияние заметно, это ясно.

Р: - Нет, я имею в виду, что может быть другие-то и не замечают, но вот ты вот сам можешь сказать, что "да... вот этот кусок я содрал, допустим, оттуда-то"... Так, признаться...

СБ: - Не, я, честно говоря... Нет, я не замечал, чтобы я чего-то сдирал.

Р: - Не, ради Бога... Я тоже ничего этого не слышу, но просто вот так вот может быть, иногда, что никто ничего не видит, ничего не слышит, а вот допустим, с какой-нибудь малоизвестной композиции там... какая-нибудь... р-раз!.. интересный оборот... - и задействован!

СБ: - Нет, ну, если бывает по ходу, когда сидишь и сочиняешь чего, и что-то получается, и тут же на память приходит, что: "А, дак это уже подобное есть...", как бы не было это хорошо придумано, я это тут же отметаю просто-напросто. Хоть и обидно - вроде сам придумал, но сам замечаешь, что "похоже". Тогда приходится отказываться сразу, напрочь.

Р: - Известно, что ОК все-таки группа студийная, нежели группа, которая посвящает большую часть своего времени концертным выступлениям. И всё-таки, из тех выступлений, что были и в Архангельске, и в Ленинграде, Москве, какое самое памятное и является вашим любимым концертом?

СБ: - Ну, вот запомнилось самое первое. Не то первое, которое все думают.., это когда ОК вышел в 87-м году. Нашим первым выступлением считают, когда вот АЛИСА первый раз приехала, я их тогда позвал в Архангельск, в "Краску"., и тогда же и мы первый раз выступили. Но, на самом-то деле, не первый раз. А первый раз мы выступили в 81-м году на конкурсе Советской Песни, откуда и взялось название "ОБЛАЧНЫЙ КРАЙ". Тогда комитет комсомола завода "Красная Кузница", а тогда секретарем комитета был нынешний владелец АТК Яша Попаренко. Он сказал: "Я слышал, у вас - ВИА. Тут поступила разнарядка от Соломбальского района: на конкурс Советской Песни - ВИА. Вот мы вас и решили послать." Я говорю: "Отлично." - "Как вы называетесь?" Ну, мы тогда назывались "МЕРТВЫЕ УШИ". Хе! Он говорит: "Нет, не пойдёт... Мёртвые уши..." Я говорю: "Почему?" - "Ну, ты чё," - говорит, - "какие МЕРТВЫЕ УШИ-то? Жюри будет там, отдел культуры, парторги всякие. Конкурс Советской Песни! А вы тут со своими УШАМИ. Так, сейчас придумаем... А, во... Ты ж на "Красной Кузнице" работаешь?" - "Да." - "Тогда," - говорит, -"КОРАБЕЛЫ." Я говорю: "Ну, клёво! Особенно КОРАБЕЛЫ! Ещё со штурвалом там выйти... Дак может ещё ОБЛАЧНЫЙ КРАЙ?" Он: "О! Точно!.." Я-то пошутил, я он: "Вот так и запишем...", и тут же в заявке: тдчк-тдчк-тдчк-вжик.., тут же и напечатали - ОБЛАЧНЫЙ КРАЙ. И вот тогда стихи мы взяли Константина Симонова, а музыка вся своя. И вот мы тогда первый раз выступили, очень мы не понравились, потому что тогда на этом фестивале Советской Песни перед нами 8 групп играли песню "Малиновки заслышав голосок", 5 групп играли "Летний вечер" Стаса Намина... Одно и то же всё. А тут выходят какие-то и объявляют: "Композитор Богаев, поэт Симонов..." Ё-моё!!! Все там в жюри, мол: "Да кто такой Богаев, что за композитор?" Ну, у всех Пахмутова там, то.., сё... А потом говорят: "Дак Богаев-то это вот он." - "Это ты что ли композитор?" Я говорю: "Да." А они: "Играть научитесь, ребята." - "Есть!.."... Ну, это было в 81-м году. А вообще, выступление в Подольске мне очень понравилось. Потом в Москве было два хороших выступления: в МФТИ и в МАИ. Ну, были, были... Были и неудачные. На "Авроре"... Ну, правильно, я же говорил: "У меня День рождения. Ну, давайте мы выступим 21-го декабря, пока все ещё трезвые?" - "Нет, 22-го вечером.." А 22-го - День рождения. К вечеру, естественно, все уже были косые. Никто вообще уже ничего не видел. Я гитару не мог поднять, какое уж там выступление...

АМ: - Относительно французского диска... Фирсов, когда выбирал песни, он с тобой это никак не согласовывал? То есть это было его личное желание - согласовывать или нет?

СБ: - Вообще, причем тут Фирсов? Разве это он выбирал?

АМ: - Я не знаю, он стоял у истоков пластинки...

СБ: - Ну, кто там выбирал, я не знаю. Только потом узнал, по факту, когда она вышла...

АМ: - А ты не знаешь, где она сейчас?

СБ: - Нету её. Пропили... Были тогда Леонтьев с Гуслей, очень хотелось выпить. Денег не было, а была только пластинка. А Гусля говорит: "О, слушай... Тут есть один парень, который бы её купил." Ну вот, Гусля позвонил Голубеву, а Голубев говорит: "Давай!" И продали... за сороковник, по-моему, сорок рублей. А тогда бутылка "Агдама" стоила три, дак... Три рубля... три восемьдесят, по-моему... Ух, отметили!.. Класс! Целый ящик портвейна...

Р: - Возвращаясь к Подольску, зачем гитару-то расколотил?

СБ: - Не, не сумел. Я, во-первых, уже тогда посмотрел как это эффектно делают западные музыканты, но я не знал, что они-то бьют не настоящие гитары, то есть не те, на которых играют... А гитару зачем бить стал? Да там по ходу концерта две струны порвались. В начале-то задумки такой не было, а потом появилась в некотором роде злость такая... вот... ну, и... В общем, чего-то обозлился я тогда на гитару.

Р: - Ну, ты ей мог какие-то существенные повреждения принести?

СБ: - Ну, я на ней потом записал первую пластинку "Свободы Захотели". Она оказалась крепче, чем можно было предположить. Я даже, скорее... там на записи-то видно... дорогому усилителю PEAVEY, в который она вмо... чуть не убил нашего Андрюху Лукина, когда я третий раз её стал бить об сцену, взял-то не за ремень уже, а за шнур. Размахнулся, а она взяла со шнура да оборвалась и летит в Лукина. Тот увернулся, она над ним пролетела и... хлоп!.. в этот PEAVEY-то, и он упал. После чего тут прибежал владелец: "Да ты знаешь сколько это стоит?!! Это стоит две тысячи рублей!.." Это в те-то годы... Но гитара ничего, не разбилась вообще, а сломалась только колка первой струны, и кусочек отлетел от корпуса, небольшой. И всё. А я-то думал: "Сейчас будет эффектно! Она к-а-а-к..." Ну, как по видику-то смотришь: там всё разлетается, во все стороны щепки летят... Ни фига! Я её бью, а ей хоть бы что.

Р: - После Подольского фестиваля 87-го года в журнале "Огонёк" вышла фотография с Димой Леонтьевым, в большом возбуждении барабанящим палочками, и подписано "Облачный Край". Как вы к этому отнеслись?

СБ: - Чего здесь особенного-то? Ну, он же играл тогда в ОК. Только я не пойму, почему они выбрали именно эту фотографию, ведь фотографировали тогда много. Есть тут у меня где-то "Рок в СССР" или что-то подобное, лежит книжка. Там нормально - сфотографирован Рауткин. Вот это понятно. А тут, не знаю даже. Дело того, кто это делал. Пусть Диме будет приятно. Он же играл тогда, от всей души, честно... Помню, когда "Огонёк" вышел, открываешь, а там - На тебе!

Р: - Вроде всё. Давайте перейдем к водным, этим, пивным процедурам...

СБ: - А этот-то альбом слышали? Последний с Лукиным-то?.. В том виде, в котором он выйдет сейчас на компакт диске? Мы записали его в Петростудии в Москве в 91-м, закончили его 18-го августа, а 19-го был путч. А у нас ещё песня там, третья на альбоме: "Возвращение зловещих большевиков". Там текст такой, классный просто... Она и сейчас-то как здорово подходит... Кузнецов сказал: "Надо же, сейчас опять получается... Наконец-то выйдет ваш альбом, и опять песня эта в тему!" Ну, там:

"...Постамент и поза те же,
Да и флаги так же реют.
Всё как-будто как и прежде,
Лишь прищур чуть-чуть хитрее..."

То есть он смотрит на памятник, а тот ему... (фьюить! - свистит, подмигивая)... Ленин улыбается... Когда в студии я уже закончил музыку к новому альбому 96-го, а время ещё оставалось, и я просто на этот альбом 91-го года сейчас в 95-м сыграл гитару всю. Наложил заново, новую, которой там вообще не было. И он так зазвучал! Совсем по-другому!

Р: - Дак, а ты до сих пор играешь с этой примочкой?

СБ: - Вот весь новый альбом 96-го года записан уже с новой примочкой. Собственно, этот альбом должен был выйти в 94-м. Тогда Тропилло купил себе в студию новую примочку YAMAHA. И как раз, я приехал альбом дописывать, я он её купил. Я включил ради интереса и понял, что мне весь альбом надо переписывать. Я переиграл один раз, потом второй раз, потом третий раз, короче, сейчас вот я пятый раз уже по ходу её осваивал, YAMAHу-то. Вот сейчас, наконец-то освоил в прошлом году, в августе закончил переписывать все гитары в очередной раз и уже в последний. То есть, а свою уже всё... Она последний раз задействована на пластинке "Свободы Захотели". На этом этот этап был закончен.

Р: - А инструмент сейчас, в смысле - гитара сама, другая?

СБ: - Вон она лежит (показывает на неё)...

Р: - А это что за гитара?

СБ: - Ты НОВУЮ ЗЕМЛЮ слышал? Весь альбом сыгран на этой моей гитаре. Там есть места, где кажется, что акустическая гитара... На самом деле - это она. И у ЛОУЭМО весь альбом на ней сыгран.

Р: - Дак это что за гитара-то? Её кто сделал?

СБ: - Это самопал... Лёша Брэдис, молодец! Он её собрал.

Р: - Поговаривают, что в твоем новом альбоме духовых много добавлено, и вообще, стиль ОК немного видоизменился...

СБ: - Как раз самый... самый облачнокраевский! Там всё... Там звучит... Если перечислить сколько там инструментов звучит... Там наряду с оркестром симфоническим и ложки есть, и чурбанские всякие, типа дударов.

Р: - А симфонический оркестр настоящий?

СБ: - Сейчас тебе и сказал! Настоящий.., живой... Там всё равно никто не отличает. Кто слышит, все говорят... На пластинке будет написано, ну, кто принимает участие в записи: мы все, соответственно, плюс "Камерный Оркестр п/у г-на Корельского" То есть программировал-то он, т.е. я говорил: "Андрей, надо то-то, надо сё-то, надо такую-то дудку, такую-то..." А группа-то его КАМЕРА называлась, у Корельского.

Р: - А все эти вещи писались здесь? Программировались в Архангельске?

СБ: - Да, это всё делалось здесь. Записывали прямо на магнитофон. Там, где звучит оркестр симфонический, это записывалось здесь. А остальное всё... Ну, этот альбом записан вообще.., если сейчас перечислить сколько студий..: первая - студия “Северо-Запад" на автовокзале, вторая - "Палитра", у Панова, потом в ДК "Красная кузница" - третья и четвертая - у Тропилло.

Р: - Сергей, помимо своего собственного творчества ты ещё спродюсировал выход первого в Архангельске компакт диска, альбом группы НОВАЯ ЗЕМЛЯ "Северное Чудо". Скажи мне как продюсер непродюсеру - почему нигде: ни на обложке, ни на самом компакте не указано, что НЗ - группа из Архангельска? Любители рок-н-рольной музыки могут догадаться о месте происхождения группы только потому, что её продюсировал Сергей Богаев (ОК), что и указано в буклете к CD.

СБ: - Тут уж не ко мне вопрос. То, что информация на обложке - это они сами составляли. Они б могли и указать.

РЕПЛИКА: Да, вот и по радио МОДЕРН уже "Деревенский Джаз" запускали, а откуда группа то и не сказали...

Р: - (возмущенно) - А откуда там ди-джею на радио МОДЕРН знать, что это группа из Архангельска, если ни хрена!.. Там слово Архангельск только в тексте первой песни упоминается, что, дескать "архангельский мужик" может там тыщу километров пропилить за бухлом. Понимаешь? И всё!

СБ: - Это уж они сами... Они сидели всей группой и думали, что писать на обложке.

Р: - Да... давай всё... Всё равно ничего не слышно уже...

... Было ли предложено группе ОК в своё время писаться за рубежом, в Норвегии, Финляндии, когда многие тогда "союзные" команды об этом и не мечтали? Или это слухи...

СБ: - Я про такое предложение не знаю. Просто были предложения о сотрудничестве с разными московскими фирмами. Когда мы выступали в Москве, засветились-то хорошо... Мы ж должны были выступать в Рок-Панораме в Лужниках со всеми этими АРИЯми и прочими...Но нас тогда оттуда "почётно"... Если уже Лукина с Рауткиным тогда три раза подряд забирали и выгоняли из милиции, а потом просто пришёл какой-то дядя в штатском и сказал: "Если вы не уберетесь отсюда через пятнадцать минут... автобус стоит у черного входа.., то мне вас очень жалко." Пришлось свалить.

Р: - Сергей, с подтекстом вопрос:... (ехидно)... Насколько всё-таки реально, что ОК выступит в Архангельске на широкой публике?

СБ: - Ну, это зависит от Рауткина. Я знаю, к чему ты говоришь... Зависит от приезда Олега Рауткина. Играть, выступать есть с кем, да и аппарат можно найти. Всё упирается в Рауткина...

На этом наша беседа заканчивается и как-то плавно намекает на предложение разговора об ОК уже с его следующим героем - Олегом Рауткиным. А что... А не махнуть ли нам в Краснотурьинск или как его.., на Украинщину? Да в лёгкую... Может оно и так...

А эта беседа была записана на кассеты МК-60 с помощью плейера SUNNY да нескольких бутылочек БАЛТИКИ №3 "Классическое", жигулевского и пр... Причем надо заметить, что сам Сергей выпил-то всего одну или две... Остальное лихо уговорили люди с ним беседовавшие. Вот такие вот результаты...


После этого мероприятия текст был Игорем Макаровым оперативно расшифрован с кассет и набран на компутере, отдан на редактуру Богаеву. Тот схватился за голову - "Как я мог такого наговорить? Это всё неправда! Нужно все изменить". То есть, получается, то вышеуказанное интервью полностью мифологизировано... Но, по-моему, это даже интересно, получилось нечто самостоятельное. Пусть даже и малосвязанное с "Облачным Краем". А может быть Сергей был слишком трезв в тот вечер, или "Балтика" была такой, или вовсе наоборот...?

Ещё одно дополнение: 21 августа 1996 г. в г.Москве на ул.Новый Арбат в магазине "Мелодия" П.Дюковым был обнаружен диск-компакт "Облачного Края" "Стремя и Люди" в количестве одного экземпляра по цене в 57 тыс.руб. Был моментально приобретен и по возвращению на родину 22 августа 1996 г. продемонстрирован ничего не знающей об этом музыкальной общественности г.Архангельска в лице И.Макарова. Обрадованная общественность трижды подряд прослушала "Грустную историю" и потребовала такой же экземпляр себе. Но не тут-то ей было. Остается теперь только ждать возвращения Богаева с дополнительной информацией и, естественно, компактами.



» 15 октября 2014 Международный Музыкальный Форум АПозиция Х
» 11 июля 2011 ОБЛАЧНЫЙ КРАЙ - полная дискография
» 24 сентября 2009 ДЕВОЧКА НИЧЕГО НЕ БОЙСЯ - Первые три альбома
» 25 августа 2008 FAR FROM MIND - 12,5: the early years anthology
» 14 сентября 2007 MONOCHROME VISION
» 13 июня 2006 Go East: фестиваль Radius в Зальцбурге
» 22 июля 2005 JAN AKKERMAN in Arkhangelsk
» 21 февраля 2005 Юрий Антонов - возвращаясь к напечатанному
» 31 января 2005 CAPRICE в Архангельске 13 декабря 2004 года
» 20 мая 2004 Восьмой Международный Фестиваль Сергея КУРЁХИНА (SKIF-8)
» 26 марта 2004 Tanquam из Ярославля
» 03 ноября 2003 LLAMA - электронная импровизационная музыка
» 19 сентября 2003 Владимир ТУРОВ: «Осень - и в Архангельске снова пахнет джазом!»
» 17 сентября 2003 О подлинниках и подделках в музыкальной индустрии
» 01 сентября 2003 KLAUS SCHULZE - Diskographie
» 22 августа 2003 ШЕСТЬ МЕРТВЫХ БОЛГАР – история смерти
» 19 мая 2003 Алексей ЗАЕВ и Влад АФАНАСОВ "Когда начинается психиатрия" (2001)
» 27 марта 2003 Феномен маленьких пластинок Юрия Михайловича Антонова
» 14 марта 2003 Алексей ЗАЕВ и группа «Умер» «Рыбьи глаза» (1992)
» 14 марта 2003 Алексей ЗАЕВ и группа «Умер» «Мунда Ганда» (1991)
» 13 марта 2003 Алексей ЗАЕВ и группа «Умер» «Успокоение» (1991)
» 13 марта 2003 Алексей ЗАЕВ и группа «УМЕР» «На брюхе» (1991)
» 21 февраля 2003 АНТОН БАТАГОВ "Внутри у Макинтоша находится пустота."
» 20 февраля 2003 ЭКЗОТИКА - первая серия
» 27 декабря 2002 Интервью Алексея Шептунова с ансамблем девушек «Колибри»
» 26 декабря 2002 Интервью Алексея Шептунова с группой «Белый Острог»
» 01 января 2002 Обзоры
www.atvc.ru